Это факт!


Каждый год Луна отдаляется от Земли на 3,82 см.

Следующий факт »

Всё плохо и грустно?



Цветные фотографии старой Японии 19 век. (31 ФОТО)


Читать дальше






Игра про СССР. Workers & Resources Soviet Republic Обзор, скачать игру торрент.


Читать дальше






Подборка грустных картинок, мемы, тлён, грусть. Жизнь-тлен.


Читать дальше






Рисунки психически больных людей, душевнобольных


Читать дальше






Как сегодня креативно используют старые ретро-машины.


Читать дальше






Какими были аварии в XX веке. Старые автоаварии фотографии.


Читать дальше






11 сентября 2001 фотографии. Небоскребы, пентагон, теракт.


Читать дальше






Как выглядела США в 1900-1940 годы. Старые фотографии.


Читать дальше








“Японская кухня – вот идеальная пища для балерины.”

Майя Плисецкая

Следующая цитата »




"Хокку". японская мудрость


Цветок… И еще цветок…
Так распускается слива,
Так прибывает тепло.
Рансецу

Безимянный стих

Следующий стих »

Карусель мира

Узнай о своём дне рождении больше





Ра оставил тебе послание!... (0о0)


Ещё смешные истории


ГЛАВА 6.

Самый первый утренний трамвай, распугивая, словно бродячий кот,
воробьев по дороге, прогрохотал по узким и мокрым после вчерашнего дождика
улицам Берна. Всходящее солнце блеснуло в его окошках и в стеклышках
пенсне Плейшнера, высунувшего нос из открытой дверцы *мерседеса*.
Всю ночь Штирлиц гнал машину на предельной скорости и при этом громко
газовал, так что несчастный профессор чуть было не задохся в тесной
кабине. Сейчас автомобиль стоял у отеля *Савой* и ошалелый Плейшнер с
трудом приходил в себя, глотая живительный кислород.
Штирлиц прохаживался вдоль фасада, и, глядя на окна, пытался
определить, где мог бы находиться пастор Шлаг. Из окон торчало что попало.
Горшки с цветами, шторы, обрывки бюстгальтеров. Увидев свисающую с
подоконника третьго этажа авоську с капустой, Штирлиц понял, что пастор
остановился здесь.
Штандартенфюрер подошел к машине, ухватил профессора за лацкан
пиджака и слегка тряхнул стариной. Старина чихнул, завоняло нафталином.
Держа Плейшнера под мышкой, Штирлиц направился к дверям отеля. Двери
оказались незапертыми. Вытерев ноги о мирно дремавшего белого с
подпалинами дога, Штирлиц поднялся по лестнице до двери пастора, прислонил
профессора к стене и, решив, что пора разбудить весь этот дремлющий
бордель, пнул дверь ногой. Стены вздрогнули, отчего Плейшнер упал,
загрохотал вниз по ступенькам, как мешок с костями, снес по дороге две
кадки с пальмами и разбил головой здоровенное зеркало. Кто знает, каких бы
еще бед принесло отелю тело профессора, если бы Штирлиц вовремя не поймал
его. Когда он снова подошел к нужной двери, оттуда донесся голос пастора:
- Кто там?
- Как у вас с водопроводом? - сказал Штирлиц, - Трубы не текут?
Дверь чмакнула, показался толстый живот пастора, обтянутый полосатыми
кальсонами и его же физиономия, заспанная и подозрительно опухшая.
- Пароль, - потребовал Шлаг.
- Без ковша пришел, - сказал Штирлиц.
- Борман дурак, - кивнул в ответ святой отец и гостеприимным жестом
указал друзьям дорогу, - Прошу!
Штирлиц и окончательно очухавшийся Плейшнер вошли в комнату.
- Как жизнь? - повернулся к пастору Штирлиц.
- Hа букву *х*, - ответил падре, вздохнув, - только не подумай, что
хорошо.
В это момент, омерзительно хихикая, заворачиваясь в штору и строя на
ходу глазки, мимо всей компании прошмыгнула лохматая особа неопознанной
внешности. Торчащие кое-где детали ее пышного тела позволили Штирлицу
отнести ее к слабому полу. Пол в номере, однако, был еще слабей и половицы
жалобно стонали, прогибаясь под тяжестью массивной леди.
- Для счастья мужчине нужна женщина, - не в силах сдержать усмешки,
сказал Штирлиц, проводив взглядом скрывшуюся в ванной комнате приятельницу
Шлага, - а для полного счастья - полная женщина!
Пастор густо покраснел.
- А ему всегда нравятся бабы, у которых задница трясется, как
холодец! - подал голос Плейшнер и захихикал.
Этой фразой он попал в больное место Шлага. Тот обиделся. Со
Штирлицем он еще поспорил бы, но с мелким Плейшнером он никогда особо не
церемонился, поэтому сейчас повернулся к нему и угрожающе произнес:
- Ща как дам!
И, действительно, подошел поближе и двинул профессора животом.
Плейшнер отлетел к стене. Пастор удовлетворенно отвернулся. В этот момент
старикашка вскочил и пнул попа в заднее место, которое заколыхалось из
стороны в сторону. Штирлиц, как раз закуривший папиросу, стал с интересом
наблюдать за гонявшимися друг за дружкой приятелями. В основном гонялся
пастор за Плейшнером, по большей степени безрезультатно, а вот профессор,
более юркий и маневренный, успевал пинать пастора по заду и торжествующе
при этом хохотал.
Бегая, они подняли тучу пыли и пепла. Штирлиц начал чихать, ему
надоела эта карусель. Он подставил ножку Профессору, тот полетел через всю
комнату и громко приземлился в прихожей. Запыхавшемуся некурящему Шлагу
Штирлиц пустил облако дыма в нос. Пастор закашлялся и плюхнулся в кресло.
Когда пыль осела и все отдышались, Штирлиц заставил друзей
помириться, троекратно облобызавшись. При этом профессор поджимал губы, а
пастор каждый раз сплевывал и утирался занавеской.
- Мы, кажется, несколько отвлеклись, - сказал Штирлиц, - святой отец,
давай-ка расскажи о проделанной работе!

* * *

Пастор Шлаг прибыл в Швейцарию по делу. Он должен был расстроить
коварный замысел гитлеровской верхушки. Кто-то из них - Гиммлер, Геринг, а
может быть и Борман (Штирлиц еще не знал точно - кто) - заслал в Берн
генерала Карла Вольфа, которому вменялось в обязанности вступить в
переговоры с неким американцем по имени Аллен Даллес.
Даллес для многих был загадочной фигурой. Hо не для Штирлица. Максим
Максимыч Исаев знал, что Даллес только выдает себя за американского
резидента в Европе. Hа самом деле это был человек мафии. В Берн его
привела корысть. Боссы преступного мира с молчаливого согласия ничего не
подозревающего американского империализма затеяли гнусное дело. Они решили
отправить запасы стратегического спирта, который по лендлизу поставлялся
Соединенными Штатами через Северное море в СССР, налево, а именно - за
хорошие деньги - в Германию. В результате этой коварной сделки в Советский
Союз вместо чистого спирта потек бы опасный для здоровья денатурат, от
употребления которого снизилась бы боеспособность солдат на фронте. Таким
образом, исход войны, судьба Европы и всего мира сейчас находилась в руках
пастора Шлага. Только он, с его огромными связями в мире религии, мог
сорвать готовившуюся провокацию.

* * *

Пастору было чем похвастаться перед шефом. Благодаря его стараниям
горничной у Даллеса с недавних пор была одна из прихожанок Шлага, а
секретаршей Вольфа работала племянница одного баварского священника, с
которым падре постигал в юности закон божий в семинарии. Ставка была
сделана на женщин по совету Штирлица и его расчет себя оправдал. Служанка
американца отличалась мощным телосложением (проще сказать, она была во
вкусе пастора), вздорным характером и чрезмерной набожностью. Вероятно
поэтому она бранилась так густо, что цветы на окнах испуганно ежились, а
попугай в клетке запоминал все ее шедевры и выдавал их потом во время
бесед Даллеса с Вольфом, сбивая их с мысли. Вольф предлагал попугая
умертвить или продать, но Даллесу попка был дорог как память. В конце
концов заговорщики стали встречаться у генерала. А там глаза американцу
стала мозолить весьма соблазнительная Гретхен. Беседы приняли нервный
характер. Даллес помышлял больше о прелестях юной фроляйн, чем о каком-то
спирте. Генерал Вольф, как всякий генерал, был слишком туп и вначале не
замечал ничего подозрительного. Hо когда Гретхен во время переговоров
стала залезать на колени Аллену и нежно теребить пальчиками его загривок,
генерал заподозрил неладное, в его солатской душе взыграла ревность. Еще
немного и заговорщики могли крупно посориться. Переговоры оказались на
грани срыва, а это означало, что и впредь советские бойцы будут глотать
чистое, как слеза младенца, штатовское пойло, Штирлиц получит орден, а
пастор успокоит свою душу еще одним богоугодным делом.
- Так стало быть дело на мази! - радостно потирая ладони,
констатировал Штирлиц, выслушав Шлага до конца, - молодец, отче ты наш! А
не опрокинуть ли нам по этому поводу по стаканчику? - он обвел
присутствующих вопросительным взглядом.
- Только не здесь! - дернулся в своем кресле Плейшнер, - тут клопами
воняет!
Пастор хотел было отвесить профессору подзатыльник, но встретил
укоризненный взгляд Штирлица и сдержался.
- Hу, как дети! - сокрушенно сказал Штирлиц, - Все, ребята, будете
себя плохо вести - в угол поставлю! Пошли в кабак!


Автор:*

<-Предидущий рассказ Следующий рассказ ->





info:

Этот раздел портала со смешными историями отличается от раздела анекдотов тем, что истории имеют всегда полный и досказанный сюжет и имеется наличие главных героев. Все истории имеют своих авторов, но если имени нет или стоит значок *(звездочка), то автора либо нет либо он неизвестен.