Это факт!


Если на одну шахматную клетку положить 1 зернышко риса, на вторую 2 зернышка, на третью 4 зернышка и т. д., тов итоге общий вес риса на шахматной доске составит более 460 миллиардов тонн. Это в тысячу раз больше, чем годовой урожай риса на всей Земле.

Следующий факт »

Всё плохо и грустно?



Подборка грустных картинок, мемы, тлён, грусть. Жизнь-тлен.


Читать дальше






Рисунки психически больных людей, душевнобольных


Читать дальше






Как сегодня креативно используют старые ретро-машины.


Читать дальше






Какими были аварии в XX веке. Старые автоаварии фотографии.


Читать дальше






11 сентября 2001 фотографии. Небоскребы, пентагон, теракт.


Читать дальше






Как выглядела США в 1900-1940 годы. Старые фотографии.


Читать дальше






живопись японии картины миниатюры. картины


Читать дальше






оптические иллюзии, обман зрения, интересные картинки


Читать дальше








“МОРОВОЙ ОКЕАН — будущее Мирового океана.”

дед Мазай

Следующая цитата »




"Хокку". японская мудрость


Сурепка в поле цветет…
Сегодня не видно было китов.
Темнеет морская даль.
БУСОН

Безимянный стих

Следующий стих »

Карусель мира

Узнай о своём дне рождении больше





Ра оставил тебе послание!... (0о0)

“МОРОВОЙ ОКЕАН — будущее Мирового океана.”

дед Мазай

Следующая цитата »



Теги: #мифы и легенды #Европейские мифы и Легенды


2Глава VI КОНЧИНА БОЛОТНОЙ ВЕДЬМЫ



   Все вниз, вниз и вниз скользил Беовульф, в холодную колышущуюся глубину. Сколько прошло времени? Может быть, час, а может быть, и целый день. Со всех сторон, то справа, то слева страшенные клыкастые морские чудовища нападали на него, пытаясь вонзить свои острые клыки в его плоть. Великий меч Хрунтинг мелькал у него в руке и помогал ему отбиться.
   Наконец его ноги коснулись морского дна, и в то же самое мгновение мать Гренделя, морская ведьма, набросилась на него. Она сжала его руками, не менее сильными, чем обладал ее ужасный сын, она попыталась вонзить в него свои острые когти, которые были не короче, чем у Гренделя. Она повлекла его куда–то, не разжимая своих страшных объятий, потащила в самые темные глубины, затем борьба переместилась в какую–то пещеру, вход в которую находился под водой. И, по–прежнему не отпуская, она стала с ним вместе подниматься все вверх и вверх, пока они не оказались в странном, кем–то когда–то выстроенном зале для битв. Через отверстие в крыше, выходившее к островерхой, отдаленной скале, лился неприятный серо–зеленый свет, под ногами хрустел темный песок.
   Беовульф отчаянным рывком развел сжимавшие его руки и, размахнувшись Хрунтингом, с силой опустил его на голову ведьмы–волчицы. Вся пещера зазвенела от этого удара, но в первый раз с тех пор, как этот меч был выкован, он не сумел как следует укусить, и в следующий миг ведьма вновь набросилась на Беовульфа. Тот покачнулся и рухнул под ее нестерпимой тяжестью, а она все пыталась и пыталась вонзить в него кинжал, добираясь до того места, где билось его благородное сердце. Но кольчуга, которую подарила отважному герою королева, не позволила чудищу добиться своей цели. Тогда, рыча и скаля страшные кривые зубы, она, отбросив оружие, стала терзать тело Беовульфа когтями. Но и когти ее тоже не справились с замечательной кольчугой. Собрав все силы, Беовульф отшвырнул ее, и во второй раз, вложив всю свою мощь в удар, снова накинулся на нее с мечом. Но нет! Ее заколдованная шкура отбрасывала оружие, каким владели люди, точно прутики, которым размахивала детская рука.
   — Нет пользы от тебя, Хрунтинг! — воскликнул Беовульф, отшвырнув от себя знаменитый меч. — Может, голые руки окажут мне большую службу, они ведь уже помогли мне в Хеороте в ту ночь!
   И он первым ринулся на страшилище, предупредив ее нападение. Одной рукой он плотно обхватил ее за шею, а другой так сильно сжал запястье, что ее ручищи в конце концов разжались, и кинжал, которым она так стремилась пронзить сердце героя, упал на песчаный пол. Сражение длилось отчаянно долго. К несчастью, мать Гренделя обладала еще большей силой, чем ее сын, и Беовульфу никак не давалась победа.
   Нет, все–таки ему надо было бы хоть чем–нибудь вооружиться! В пылу битвы ему удавалось время от времени бросить взгляд то на одну, то на другую стену в надежде обнаружить висящим на стене или меч, или кинжал, или, на худой конец, топор. Действительно, диковинного вида были развешаны старинные мечи и ножи. Вдруг на мгновение блеснувший откуда–то сверху зеленый луч упал на гигантский меч, возможно, еще в незапамятные времена сработанный гномами, живущими в горах, для великанов. Меч был такой громадный, клинок его был таким длинным, что ни один смертный не смог бы его даже и поднять. Ни один, кроме Беовульфа. Надежда снова вспыхнула в его сердце. Собрав все свое мужество, призвав на помощь весь свой ум и хитрость, он увернулся от очередного нападения ведьмы, подпрыгнул, отскочил в сторону и сорвал меч со стены. Его рука плотно обхватила рукоятку меча, и с торжествующим воинственным кличем он, развернувшись, быстрым и точным ударом снес голову ненавистной болотной ведьме, этой волчице черных глубин. Она мгновенно рухнула на песок.
   Беовульф замер на месте, пытаясь перевести дух. С волшебного меча струйкой сбегала кровь. Он огляделся вокруг. Далеко наверху, там, где кончалась вода и начинался берег, Беовульф увидел мертвое тело Гренделя. Он двинулся к нему, ступая по изрытому и залитому кровью песку. Так вот, оказывается, каким оружием можно было проткнуть эту вонючую волосатую кожу! И, размахнувшись мечом, он разлучил его черную голову с его черным телом, хоть и был Грендель мертв еще с позавчерашней ночи. Кровь полилась, и смешалась с водой, и вода забурлила, точно закипела. И пока Беовульф стоял и смотрел на обезглавленное тело побежденного им монстра, его проклятая кровь, густая и темная, начала разъедать клинок меча, съев сначала острие, потом поднявшись выше, пока не осталась в руке у Беовульфа лишь одна изукрашенная золотом рукоятка.
   Все еще держа эту самую рукоятку в правой руке, Беовульф намотал на левую руку волосы отрубленной головы чудовища и, празднуя победу в душе, поднырнул со своей добычей под скрытые под водой своды пещеры, выбрался из нее и поплыл туда, где неизвестно сколько времени назад расстался со своими воинами. Тут он заметил, что вода стала прозрачной и ясной, она точно светилась, переливаясь, сверкала голубоватым сиянием. Вверх, вверх, к берегу несла его теперь добрая и светлая волна.
   Тем временем даны и геаты томились ожиданием наверху, на голых моржовых скалах. Когда солнце уже начало склоняться к закату, они увидели, как со дна поднялся непостижимо огромный сгусток крови, точно само море извергло его из своих глубин. Они сгрудились все у самого края скалы и смотрели, смотрели в глубину, отчаянно напрягая зрение, пока глаза уже просто начинали слепнуть. Но никого не было видно в темных глубинах, никакого знака, никакого намека на то, что Беовульф может вернуться живым и невредимым. С каждой минутой надежда становилась все тоньше и тоньше, пока совсем не истаяла.

 
   img *i_079.png*

 
   Наконец, тяжело вздохнув, заговорил король Хродгар:
   — Видно, все кончено. И больше он не вернется к нам. Беовульф, которого я любил как собственного сына. Бесполезно ждать. Пора возвращаться.
   И он жестом приказал своей дружине трогаться в путь.
   Печальные, убитые горем, как будто они сами потерпели жестокое поражение в бою, приближенные Хродгара двинулись вслед за своим повелителем.
   Однако геаты не двинулись с места. Они, как и удалявшиеся люди Хродгара, почти не питали никакой надежды, но остались ждать, поскольку их предводитель просил своих воинов ждать его возвращения.
   И не успели набегающие волны заглушить своим шуршанием шаги удалявшихся данов, как один из геатов, по имени Вэгмунд, вдруг закричал:
   — Смотрите! Смотрите! Видите, что делается на соседних скалах? Звери что–то почуяли, кого–то приметили! Они кого–то боятся, они срываются со скал и прыгают в воду!
   — Смотрите! Смотрите! Вода очистилась! — зашумели многие из геатов. — Вода стала совсем прозрачной!
   И когда они, рискуя соскользнуть со скалы, все столпились на самом ее краю, там, в прозрачной глубине, мелькнул силуэт долгожданного, плывущего к поверхности воды живого и невредимого Беовульфа!
   Нетерпеливые руки протянулись к нему, помогая выбраться на берег. И вот он уже с ними, среди них! Измученный, вымотанный, он опустился на твердый камень скалы, жадно глотая свежий воздух. Кто–то помог ему снять шлем, кто–то положил ему руку под голову, чтобы легче было раздышаться. И все, все они, не отрываясь, в ужасе смотрели на страшную волосатую голову с мертвыми глазами и оскаленной пастью и на странную, в золотых змеях, рукоятку меча без лезвия, которую Беовульф все еще сжимал в правой руке.
   — О, братья мои! — воскликнул он. — Какое счастье снова видеть вас всех!
   Он оглянулся вокруг.
   — А где же Хродгар и все его таны? — спросил он в недоумении. — Ожидание показалось им слишком долгим?
   — Они увидели кровавую волну, — ответил Вэгмунд, который опустился на колени рядом с лежащим Беовульфом. — И тут они решили, в глубокой печали, что ждать больше нечего.
   — Это была кровь матери Гренделя, этой проклятой болотной ведьмы, и кровь самого Гренделя, когда я отсек ему голову. Он там лежал мертвый, где кончается вода и начинаются скалы. А вы что же? Вы не видели крови?
   — Видели, — отозвались несколько человек сразу.
   — И при этом ваши сердца не покинула надежда?
   Вэгмунд потупился.
   — Что касается надежды, то, признаться, у нас она почти что совсем иссякла. Но мы–то сами были по–прежнему твоей дружиной, твоими братьями по оружию.
   — И поэтому остались ждать, — заметил Беовульф.
   И неожиданно он рассмеялся, и смех его напоминал звук победного рога. Он вскочил на ноги, протягивая к ним руки.
   — Ну и молодцы! — воскликнул он. — Посмотрите, я один не смог бы справиться. Нам потребуется, по крайней мере, четыре копья, чтобы донести до Хеорота мой трофей!
   И так, водрузив голову Гренделя на копья, они двинулись в обратный путь, оставляя за собой незамутненные злом глубины чистой, прозрачной воды.





Есть ещё посмотреть:



* Война с латинянами ;     
* ДУХ ПОМОЩИ СРЕДИ АБОРИГЕНОВ l:49[49] ;     
* Глава десятая О том, как Злонравный ограбил ломбардского ювелира, и о приятных речах дам и деви;     
* Молитва императрице Дзингу;     
* Ёсицунэ и Бэнкэй;     
* Диоскуры – Кастор и Полидевк;     
* Сатни-Хемуас в Загробном Царстве ;     
* Молчаливый бог ;     
* Ведьма из Лаггана ;     
* Глава 4 Top ;     
* Дочь купца ;     
* Отказ Мяо Шань ;     
* Яблоко нартов ;     
* 83. Аталиангуак ;     
* ПРЕДЧУВСТВИЕ ОДИНА, КАК ОН ОСТАВИТ АСГАРД ;     
* Глава третья О песнях, голосах, мяуканье и любовных лобзаниях, которые Питер Ганс и Бласкак усл;     
* 23. Ситлиарнат ;     
* Глава 7 Мифы о духах Вод ;     
* Бунайя ;     
* Часть четвертая МЕЧ ВЁЛЬСУНГА И СУМЕРКИ БОГОВ ;     


Сырно написано? Заложи страницу в закладки :)

Поэзия и стихиБоги Древнего мираЧудеса света Средневековая литература

Литература Древнего Китая




×

Из этой категории



info:

Bonjour Mon'Amie! Спасибо за прочтение!